The Big Encyclopedia of caricature

Владимир Александрович Гальберштат (Гальба), Ленинград, Россия
Vladimir Galbershtad (Galba), Leningrad, Russia

1908 – 1984 гг.

 
Карикатурист, график

Родился в 1908 году в Харькове. Когда ему было два года, семья переехала в Петербург. В 1920-е годы В.А. Гальба занимался в студиях у Н.И.Кравченко и А.А. Радакова. 1926 год - знаменательный для художника. С этого времени он начал участвовать в выставках и рисовать карикатуры для газет "Ленинградская правда", "Вечерний Ленинград", журналов "Нева", "Огонек". Гальба прежде всего известен как мастер политической карикатуры. Во время Великой Отечественной войны, в годы блокады Ленинграда на страницах "Ленинградской правды" почти каждый день печатались его хлесткие карикатуры. По утрам ленинградцы ждали новых рисунков художника, так метко бьющих в цель. Для объединения "Боевой карандаш" Гальба выполнил большое количество плакатов, полных оптимизма, веры в победу.

Борис Федорович Семенов, художник и друг Гальбы, вспоминая годы войны, с особой теплотой отмечает встречи в редакции "Ленинградской правды" на Фонтанке: "Володя был изрядно похудевший, в слишком широкой гимнастерке, но не скукожившийся, как многие. Он был вполне бодр, "выдавал репризы", даже старался пробежаться, что тогда могли немногие из нас.В "Ленправде" Гальбу знали и любили за веселый нрав не только литсотрудники и машинистки, но и рабочие цинкографии. Они приготовили для него в типографском подвале отличную лежанку из рассохшегося кожаного дивана, там же хранился его скарб и заветные книжки: Зощенко, Ярослав Гашек, Гоголь...Все ленинградцы знали, что Гитлер включил художника в черный список личных врагов - все они будут повешены на Дворцовой площади в тот час, когда войска вермахта вступят в покоренный Ленинград".Лучшие работы художника военного времени вошли в альбомы "Блиц-крик" и "Фриц-вой", выпущенные в 1944 году.

В тяжелые дни блокады смех помогал бороться и выстоять. После войны Гальба работал в разных ленинградских газетах, иллюстрировал журналы и книги, рисовал плакаты. В 1959 году в Ленинграде с успехом прошла его персональная выставка. Художник выпустил несколько сатирических альбомов - "Сто улыбок" (1964), "Ателье сатирического обслуживания" (1968), было издано много книг с его иллюстрациями - "Чудо-дерево" К.И.Чуковского (1944), "Рыцарь пламенеющего пестика" Ф. Бомонта (1956), "О вкусе" С.В.Михалкова (1966) и другие. Наблюдательного, полного жизни Гальбу привлекало все живое. Он беспрерывно рисовал с натуры, его нельзя было увидеть без альбома. Рисовал на улицах, в скверах, в театрах, в магазинах.

Он был замечательным анималистом. Удивительно умел подсмотреть движения и позы животных: и на улице, и в зоологическом саду, и дома. Он во всех подробностях видел и умел передать, как собака лениво валяется на спине, как кошка осторожно подкрадывается к кусту: конечно, на нем сидит птичка или под ним спряталась полевая мышь! Животные часто фигурируют в политических карикатурах Гальбы, и, разумеется, они - главные герои в книжках для детей. Каких смешных и трогательных больных зверьков мы видим на страницах "Айболита" Корнея Чуковского! А сколько движения и как верно передано оно в иллюстрациях к "Тараканищу"! Выразительны очеловеченные овощи в картинках к "Чиполлино" Джанни Родари. Иногда Гальба сначала делал серию рисунков, а потом уже просил поэта написать к ним стихи. Так была создана книга о приключениях двух братьев - лягушат Квика и Квака, состоящая из нескольких "томов", со стихами В.Суслова,-или книжки - "Кто в каком доме живет", "Цирк игрушек". Серию "Котиада" Гальбу вдохновил нарисовать его любимый кот Реджинальд или просто - Рыжик. Рыжик вместе со своим хозяином часто фигурирует на первых страницах разных альбомов художника. Владимир Александрович долго изучал повадки Рыжика и в 1984 году, суммировав свои наблюдения, создал много рисунков "из жизни кота". Это - последняя работа Гальбы.

Богатое воображение Гальбы заставляет кота участвовать в забавных ситуациях, созданных фантазией художника: то он ввязывается в "котавасию", в которой столько движения, что не разберешь, где лапы, где хвосты дерущихся котов (и все-таки они именно там, где должны быть), то назначает свидание какой-то изящной кошечке, то работает в кооперативе, где продают трикотажные изделия для котят. Так как вся серия открыток якобы создана котами, то они позволяют себе по-своему поправлять слова, по их мнению, неправильно написанные: вместо "катавасия" они пишут "кОтавасия", вместо "каток" - "кО-ток". Таким образам юмор этой серии заключается не только в рисунках, но и в игре слов, кроющейся в заглавиях. Не все же заниматься серьезными делами! Нужно иногда и посмеяться. Художник знает, что смех помогает жить. Вот почему, по-моему, он и создал "Котиаду".
 

 

Советский художник, график, мастер политической карикатуры.
В 1920-е годы занимался в студиях у Н.И. Кравченко и А.А. Радакова.
С 1926 года начал участвовать в выставках и рисовать карикатуры для газет «Ленинградская правда», «Вечерний Ленинград», журналов «Нева», «Огонёк».
Во время Великой Отечественной войны, в годы блокады Ленинграда, на страницах «Ленинградской правды» почти каждый день печатались его хлёсткие карикатуры. Гитлер включил художника в чёрный список личных врагов – все они будут повешены на Дворцовой площади в тот час, когда войска вермахта вступят в покорённый Ленинград». После войны Гальба работал в разных ленинградских газетах, иллюстрировал журналы и книги, рисовал плакаты. В 1959 году в Ленинграде с успехом прошла его персональная выставка.

Художник выпустил несколько сатирических альбомов, среди которых «Сто улыбок» (1964), «Ателье сатирического обслуживания» (1968). Было издано много книг с его иллюстрациями: «Чудо-дерево» К.И. Чуковского (1944), «Рыцарь пламенеющего пестика» Ф.Бомонта (1956), «О вкусе» С.В. Михалкова (1966) и другие.

БОЕВОЙ И ДОБРЫЙ КАРАНДАШ



Герман ПОПОВ
/ 17.11.2004 /

20 лет назад ушел из жизни карикатурист Владимир Гальба. Но душой он остался с нами...

Шла Великая Отечественная война. Миновала первая, самая страшная блокадная зима. 34-летний художник-сатирик Владимир Гальба, еще с начала тридцатых годов рисовавший острые антифашистские карикатуры, приехал из осажденного города на передовую линию Ленинградского фронта. Чтобы собрать "боевой" материал.

СМЕХ ИНОГДА УБИВАЕТ
Вот как это было. Фронтовики встретили Гальбу как старого знакомого. С первых дней войны его карикатуры регулярно появлялись на страницах "Ленинградской правды", в выпусках художнического коллектива "Боевой карандаш", на стендах "Окна ТАСС". Бойцы угощали гостя кашей из гречневого концентрата и просили нарисовать что-нибудь этакое... Гальба прикрепил кнопками лист плотной бумаги к бревенчатой стене блиндажа, взял карандаш с мягким грифелем. Через несколько минут собравшиеся там хохотали, увидев Гитлера, похожего на бездомного пса. Затем художник намалевал жирного борова - Геринга, злую мартышку - Геббельса. Красноармеец-снайпер сказал Гальбе: "Здорово у вас получается, едко и метко! А не могли бы вы выманить противника из укрытия?" - "Попробуем", - загадочно улыбнулся Владимир Александрович.

Из медсанбата принесли четыре простыни. Сшили два полотнища размерами 3 х 4 метра. На одном Гальба изобразил слева ощетинившуюся штыками Петропавловскую крепость. А справа нарисовал надменного, ухмыляющегося Гитлера, чуть ниже двух его наглых сателлитов - Рюти и Таннера. И обозначил цифру - 1941. На другом полотнище, датированном 1942 годом, нацистский фюрер и его подручные выглядели жалкими, сморщенными. Гальба всегда сопровождал свои карикатуры кратким остроумным текстом. В данном случае таким: "После долгого стояния под Ленинградом". Как только стемнело, разведчики незаметно прикрепили полотнища к фермам линии высоковольтной передачи, напротив вражеских окопов.

А наутро началось... Гитлеровцы открыли бешеный огонь из орудий и минометов по великанским шаржам. Более того, чтобы сорвать их, бросили в бой массу солдат. Наши пулеметчики и снайперы не дремали. Оставив на поле множество трупов, враги убрались восвояси.

ЛИЧНЫЙ ВРАГ ГИТЛЕРА
Возвратившись с передовой в осажденный город, Гальба принялся готовить новые сатирические удары по захватчикам. Истощенный, но не утративший присущего ему чувства юмора, в самые тяжкие месяцы блокады он жил не дома, а в редакции "Ленинградской правды".

Гитлер имел все основания считать Владимира Гальбу своим личным врагом. А колченогий министр пропаганды третьего рейха Геббельс заявлял, что этот "русский рисовальщик" будет повешен в Петербурге на фонарном столбе... Гальба был беспощаден к гитлеровцам. В очень трудные для нашей страны дни 1941-го он нарисовал, к примеру, такую карикатуру. В футбольных воротах мечется бесноватый голкипер - Гитлер, а в сетке гора черепов в немецких касках. Это был своеобразный комментарий питерского художника к изречению Геббельса: "Немец, война - это футбол. Вместо мяча мы играем человеческими головами".

В свои работы военных лет Владимир Александрович Гальба вкладывал жгучую ненависть к фашизму. Одновременно он ободрял наших воинов, тружеников тыла и, конечно же, детей. Потеряв родных, многих школьных друзей, мы разучились смеяться. Но глядя на сатирические рисунки Гальбы, его коллег по "Боевому карандашу", москвичей Бориса Ефимова. Кукрыниксов и других советских карикатуристов, все же улыбались.

БЛОКАДНЫЕ КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ
Мы, мальчишки, жадно ловили сообщения по радио, с нетерпением ждали писем с Большой земли и свежих номеров "Ленинградской правды". Почти в каждом была карикатура с автографом "Вл. Гальба".

Я раскрашивал рисунки цветными карандашами. Гитлер почти всегда был у меня мертвенно-синего цвета, а Геббельс - желтоватого. Потом наклеивал карикатуры в альбом, сделанный из обоев. Ни клея, ни муки для клейстера не было. Приходилось использовать вар, отчего на краях газетных вырезок оставались черные пятна. Я показывал альбом одноклассникам, и у них поднималось настроение.

В моей коллекции набралось около 250 "военных" рисунков В.А. Гальбы. Всех поклонников его творчества превзошел мой ровесник, блокадник Всеволод Владимирович Инчик, впоследствии преподаватель одного из петербургских вузов. Как и автор этих строк, до войны Воля Инчик читал газету "Ленинские искры", детские журналы со смешными рисунками Гальбы. В военную пору добродушный художник стал иным. Он клеймил фашистских захватчиков, изображая их не только жестокими, циничными, но и безумными, смехотворными. "Мы смеялись, и страх исчезал", - вспоминал Всеволод Инчик.

Инчик собрал более тысячи газетных вырезок с карикатурами, сотни открыток, плакатов и литографий, изданных во фронтовом городе. "Сколько у вас моих рисунков! У меня самого не сохранилось столько", - удивлялся позже заслуженный художник РСФСР Владимир Гальба.

СЕРДИТЫЕ И ВЕСЕЛЫЕ РИСУНКИ
Я часто бывал у Владимира Гальбы (он жил в Фонарном переулке), а Владимир Александрович приезжал на Зимний стадион, где находился корпункт газеты "Советский спорт". Он рисовал дружеские шаржи на большого любителя спорта и рыбалки народного артиста России Павла Рудакова, на умелого футболиста и теннисиста народного артиста СССР Кирилла Лаврова, на его коллегу по БДТ народного артиста России Георгия Штиля и других известных людей. Одна за другой выходили книжки с иллюстрациями В.А. Гальбы: "Ателье сатирического обслуживания", "Сто улыбок", сборник его рисунков по линии "Боевого карандаша", "Айболит" Корнея Чуковского... Вместе с ленинградским поэтом Вольтом Сусловым Владимир Александрович придумал и снабдил рисунками веселые книжки для ребят - "Квик и Квак", "Квик и Квак на стадионе".

Однажды мы с Владимиром Александровичем попытались подсчитать, сколько рисунков вышло из-под его карандаша, пера и кисти за почти 60 лет профессионального творчества. Не меньше 45 тысяч! Самые яркие, самые нужные для мира на Земле карикатуры относятся к годам Великой Отечественной войны, хотя больше всего на свете этот талантливый, добрейший, веселый человек любил солнце, воздух и детский смех.

nevskoevremya.spb.ru


Когда смех – оружие

Марина ЕЛИСЕЕВА

Почти весь май в Союзе художников на Большой Морской, 38, была открыта выставка художников – ветеранов Великой Отечественной войны.

А на галерее Большого зала отвели место для военных плакатов и политической карикатуры. Представить этот вернисаж без работ заслуженного художника России Владимира Гальбы было бы просто немыслимо. Его карикатуры и рисунки печатались во многих изданиях времен войны, выставлялись в «Окнах ТАСС», публиковались в выпусках «Боевого карандаша». Редкий номер «Ленинградской правды», с коллективом которой Владимира Александровича связывали особо дружеские отношения, не имел их тогда на своих страницах. Ленинградцы эти карикатуры ждали, их специально разыскивали на стендах, порой даже не уходя, пока не появится расклейщица свежих газет и новых плакатов. Почему? На этот вопрос легко ответит тот, кто хорошо знаком с творчеством художника. Вражеских солдат, вероломных захватчиков, гитлеровских бонз мастер изображал так, что в голодном, промозглом от холода, политом вражескими снарядами городе людям было ясно – фашизм, даже если он сейчас силен и держит Ленинград в кольце, все равно обречен. Мы победим! Что и говорить – били карикатуры Гальбы по врагу прямой наводкой.

В блокадном Ленинграде он жил какое-то время прямо в типографии, где печатались газеты с его рисунками. Был любим печатниками и журналистами, поскольку, несмотря на тяготы блокадной жизни, не унывал и часто сыпал остротами, которые, как и карикатуры, неизменно вызывали смех. «В блокаду нашей первой радостью был кусочек хлеба, а второй – рисунки Гальбы. Это тоже был хлеб, хлеб для души. Мы смеялись – страх исчезал», – сказал на открытии выставки Всеволод Инчик, профессор Санкт-Петербургского архитектурно-строительного университета, известный коллекционер свидетельств блокады, в том числе и рисунков Гальбы. Часть из них он показал на этой «фронтовой» выставке.

– Карикатуры Гальбы я начал собирать еще до войны, когда учился в первом классе. Я вырезал их из газет и аккуратно вклеивал в ученические тетради. Во время блокады, когда звучала воздушная тревога, мама брала с собой документы и продуктовые карточки, а я прятал за пазуху свои ценности – тетрадки с рисунками любимого художника, – рассказывает Всеволод Владимирович. – От постоянного недоедания я стал сильно худеть, зато тетрадь с карикатурами заметно толстела. Даже в больнице, где меня лечили от дистрофии, я продолжал охоту за ними и заразил «вирусом Гальбы» многих детей. Каждый рисунок этого неутомимого художника, появлявшийся в печати, вызывал у истощенных ребят неподдельный интерес. Мы даже стали их перерисовывать, придумав игру, кто быстрее и точнее «воспроизведет Гальбу». Труднее всего было мальчику, у которого снарядом оторвало кисть правой руки. Он пытался рисовать левой...

Вот так реагировали дети на работы художника. Хорошо они были знакомы и воинам. Например, старший сержант Геннадий Солосин, защищавший Ленинград, в своем дневнике в августе 1943 года писал: «Немцы никогда не смогут взять Ленинград, как не могли они сломить волю России». И в подтверждение своей мысли он вклеил в дневник рисунок Владимира Гальбы, на котором были изображены пленные фашисты, уныло плетущиеся под штыком советского солдата на фоне непобежденного города.

А другой солдат с Ленинградского фронта написал Владимиру Гальбе: «Вы один из наших лучших Кукрыниксов». Художник прокомментировал эту фразу так: «Кукрыниксов трое, а я – один. Значит, и работаю за троих».

Всеволод Инчик познакомился с художником лично в начале шестидесятых годов. Узнал телефон, долго не решался набрать номер, но все-таки позвонил. Гальба согласился встретиться. «Вы любите Чаплина?» – сразу спросил он. «Конечно», – ответил Инчик. «Тогда пошли в «Родину» смотреть его фильм «Цирк», – предложил Владимир Александрович. Так просто началась их дружба, завершившаяся лишь со смертью художника.

Здесь я все-таки вынуждена себя поправить. Этой дружбе Всеволод Владимирович Инчик верен и сейчас. Каким образом, скажу чуть ниже.

Гальба был прирожденным художником, из тех, про кого говорят: родился с карандашом в руках. Он на самом деле никогда с ним не расставался – рисовал всегда и везде: во фронтовых землянках и на улицах блокадного и послевоенного Ленинграда, в парках, цирке, зоопарке. Гальба делал молниеносные наброски в зале заседания на Нюрнбергском процессе, где судили гитлеровцев. Он выбирал для своих рисунков интересные типажи на улицах, в скверах Лондона, Парижа, Амстердама. Даже на представлении в знаменитом парижском «Фоли-Бержер» художник не выпускал карандаш из рук – набрасывая на листе силуэты красоток варьете. Владимир Александрович Гальба сотрудничал с большим количеством изданий и особенно с детским журналом «Веселые картинки». Он вообще проиллюстрировал много детских книжек, например К. Чуковского и С. Маршака. Известны его рисунки к рассказам Марка Твена, повести Л. Соловьева «Похождение Насреддина». Был издан и альбом под названием «Сто улыбок».

На днях выйдет еще один альбом рисунков и карикатур Владимира Гальбы, выполненных им в годы войны и блокады. Книга называется «Когда смех – оружие». Она приурочена к 100-летию со дня рождения мастера политической карикатуры, ленинградца Владимира Александровича Гальбы, которое будет отмечаться 27 мая. Книгу подготовил и выпустил Всеволод Владимирович Инчик.

spbvedomosti.ru
 

Как художник Владимир Александро­вич Гальба (Гальберштадт) вырос в кругу замечательных ленинградских карикатуристов и рисовальщиков. Ни­колай Радлов и Владимир Лебедев, Борис Антоновский и Евгений Чарушин, Бронислав Малаховский и Константин Рудаков, Лев Бродаты и Владимир Конашевич — эти художники с большим вкусом и высокой культурой несомнен­но влияли на его творчество. Воспри­няв у них мастерство рисунка, В.Галь-6а, однако, остался самим собой, со­хранил свое отношение к окружающе­му миру.

Творческий путь художника начал­ся карикатурами на бытовые темы в ленинградских газетах и журналах. А его первый рисунок, который он при­нес в «Крокодил» еще в предвоенные годы, был сразу же с восторгом при­нят и напечатан большим размером на двух страницах журнала.

Стиль сатиры Гальбы несколько от­личался от стиля московских графи­ков, так как художник обычно придер­живался в те годы более условной ма­неры изображения. Основу его рисун­ков составляли острый гротеск и ги­пербола. В его карикатурах действие всегда разворачивалось стремительно.

Трудные дни ленинградской блока­ды, казалось, не повлияли на его об­щительную и веселую натуру, хотя внешность его говорила о другом. Гальба активно работал в газете «Ле­нинградская правда», в «Боевом каран­даше» и «Окнах ТАСС», остро откли­каясь на самые разнообразные собы­тия внутренней и международной жи­зни. В то суровое время он любил рас­сказывать о том, как вызвал огонь немцев «на себя», сделав на щите многометровый шарж на Гитлера, ко­торый бойцы морской пехоты выста­вили за линию окопов.

С веселым задором вспоминал он о том, как много фашистам пришлось потратить боеприпасов, прежде чем они сбили его «огневую точку».

 

В послевоенные годы Владимир Гальба продолжал сотрудничать в ле­нинградском «Боевом карандаше» и по-прежнему был на передней линии огня советской карикатуры, У каждого из художников есть свои творче­ские успехи и неудачи. К наиболее ин­тересным работам В.Гальбы послед­них лет относятся иллюстрации в дет­ских журналах и к книгам для детей. Динамичность рисунков, которая была ему свойственна и раньшег неистощи­мая фантазия и чувство юмора сдела­ли его одним из самых любимых дет­ских художников. Ленинградские изда­тельства выпустили немало детских книг с его иллюстрациями, журнал «Ве­селые картинки» всегда с охотой печа­тал его забавные рисунки.

В.Гальба был художником, влюб­ленным в искусство карикатуры, весе­лым, неугомонным выдумщиком и за* тейником, прекрасным собеседником с актерским даром слова. Он искрен­не и от всего своего большого сердца радовался находкам и удачам не толь­ко своим, но и своих товарищей. На­верное, поэтому его рисунки и сейчас неизменно вызывают улыбки читате­лей — и взрослых и маленьких.

—   Вы так увлеченно перечисляете фамилии художников и совсем не рас­сказываете о себе, ну, например, что вы любите в повседневной жизни, чем занимаетесь а свободное время?

—   У меня его просто нет! Я потому так привязан к карикатуре, что она не позволяет отдыхать: все время на­до придумывать, наблюдать. Наверное, поэтому много путешествую...

—   Вы верите в удачу?

—   Да, верю в удачу и не верю в при­меты. Например, коварное для мно­гих число «13» для меня  — счастли-

вое. И жена родилась тринадцатого, и первый сын...

—   И беседуем мы с вами в кабинете номер 13.

—   Правда? Ну тогда верю, что рабо­та над альбомом будет успешной! Я искренне надеюсь, что мои карикату­ры заставят кого-то встревожиться, задуматься, улыбнуться. И если это произойдет хоть с одним человеком из ста — значит, я не зря занимаюсь этим очень серьезным несерьезным делом...